Артефакты Средиземья и их аналоги и антиподы в реальности

Исследователи творческого наследия Толкиена неоднократно утверждали, что созданный им мир получился настолько полным и объемным, что стал «прорастать» в реальность. Некоторые артефакты прорастают аналогами: разве палантиры – это не средиземные смартфоны? А некоторые – антиподами: кресло донора в отличие от кресел зрения и слуха на вершинах Амон Хен и Амон Лав не дает что-либо сидящему на нем, а помогает отдать часть жизненной силы.

Зачем это нужно?

Произведения Толкиена, как и Кэррола, – это мир Чести. Чести в поступках, в словах, в мастерстве, в дружбе. Честь – это то, что объединяет людей, гномов, хоббитов, энтов и эльфов в борьбе против подлости и бесчестья Мордора. Честь – это то, что так нужно будущему нашего мира. Поэтому вот уже почти 100 лет увлеченные люди, желающие лучшего будущего для человечества, следуют Пути Чести.

Кто-то наследует Честь Мастерства и старается создать уникальные вещи, подобные гномьей работе, чтобы сделать жизнь людей более комфортной. Примером этого может быть кресло гинекологическое с электроприводом: его дотолкиенистский предшественник больше походил на пыточное орудие, чем средство оказания медицинской помощи.

    Другие артефакты Средиземья можно увидеть:

  • в современном компьютере (чем не зеркало Галадриэль, показывающее прошлое, настоящее и даже немножко будущее);
  • в светодиодном освещении (которое подобно фиалу Галадриэль, подаренному Фродо, освещает дневным светом самую темную ночь);
  • в злаковых смесях и витаминных комплексах (они подобно мирувору и медовым лепешкам наполняют бодростью и силами).

Даже символическое отражение артефактов в реальности – такое как «кольцо всевластия» или «кулон Арвен – Свет вечерней звезды» напоминает людям, что только от них зависит, станет ли наш мир лучше.